Сорока

После разгрома русскими шведской армии иод Полтавой в 1709 году король Карл XII со своими отрядами укрылся в Молдавии, в се­ле Варница (под Бендерами). Здесь он плел интриги с целью втравить Турцию в войну с Россией. Молдавский господарь Михаил Раковица, который в назревавшем конфликте собирался принять сторону России и регулярно информировал Петра I о намерениях Турции, был лишен Портой престола. Заменив ненадежного господаря своим доверенным лицом — Дмитрием Кантемиром, Порта осенью 1710 года объявила войну России. Но султан жестоко просчитался.

Дмитрий Кантемир, зоркий, проницательный политик, выдающийся ученый, разносторонне образованный человек, был пламенным патрио­том и считал, что только с помощью России удастся освободиться от османского ига. Он сразу же начал тайные переговоры с Петром I и в апреле 1711 года заключил русско-молдавский договор, который пре­дусматривал совместные боевые действия против Османской империи, возвращение княжеству всех молдавских земель после освобождения от турецкого ига, невмешательство России во внутренние дела княжества, закрепление государственного престола за родом Кантемиров.

30 мая 1711 года армия Петра I перешла Днестр в районе Сорок.
Летописец Ион Некулче, в то время гетман молдавской армии, писал что навстречу русской армии вышли все жители Оргеевского, Сорокского и Лапушнянского уездов и провожали ее до перехода через Прут. Дмитрий Кантемир обратился к народу с воззванием объединиться с русским войском и «…как братья по оружию, всем сердцем и душой, всем имуществом нашим противостоять насилию, тирании и нападению турок». Как свидетельствуют документы, «тогда все вступали в войско, слуги и батраки покидали своих господ и многие другие слои шли в армию». А один из русских офицеров доносил своему царю: «Волохи к нам беспрестанно приходят с великим доброжелательством и желанием и последние мужики служить желают». За две недели господарь собрал семитысячную армию. С небывалой торжественностью вошла русская армия в столицу Молдавского княжества, жители которой радостно встречали ее как избавительницу страны от турецкого гнета.

Однако соотношение сил складывалось не в пользу русских. 200-тысячное турецко-татарское войско выступило против русско-молдавской армии численностью около 40 тысяч воинов. Валашский господарь Константин Брынковяну, на которого Петр I возлагал большие надежды, занял выжидательную позицию. Более того, он не пропустил через свою территорию сербских повстанцев, которые шли на соединение с армией     Петра I.

8—9 июля 1711 года у села Станилешты, на правом берегу Прута, произошло генеральное сражение. Русские полки вместе с молдавскими ополченцами стойко отбивали атаки противника. Но давала себя знать усталость русских солдат после изнурительных и долгих переходов, а также недостаток боеприпасов и продовольствия. Кровопролитная битва закончилась подписанием тяжелого для союзников мирного договора, согласно которому армия Петра 1 должна была покинуть Молдавию и уступить туркам Азов. Вместе с русской армией ушло несколько тысяч молдаван во главе с Дмитрием Кантемиром.

Молдавский народ остался под османским игом. Турки и татары после ухода армии Петра 1 устроили в княжестве кровавую вакхана­лию. В отместку за народные симпатии к русским они грабили города и села, сжигали, стирали с лица земли многие из них, а население уби­вали или угоняли в рабство. Но дикие репрессии не могли заглушить веру молдаван в скорое освобождение с помощью России. История после дующих русско-турецких войн доказала это.

…На севере Молдавии, в долине Днестра, раскинулся один из краси­вейших городов Молдавии — Сороки. Его по праву называют молдавской Ривьерой. Мягкий климат, обилие садов и виноградников, живописные окрестности, прекрасные пляжи, старинный парк привлекают сюда ту­ристов и отдыхающих из разных уголков нашей страны.

Но главная достопримечательность города — Сорокская крепость. Это единственный сохранившийся до наших дней почти в первозданном виде   памятник   средневекового  оборонного   зодчества   в   Молдавии.

 

Сорокская крепость

Каменной крепости предшествовала деревянно-земляная, сооруженная в последней четверти XV века Стефаном III. Она защищала от турецких набегов восточные границы княжества. В 40-е годы XVI века сын Сте­фана III Петр Рареш проводил ремонтные работы в ряде молдавских крепостей, а Сорокскую решил отстроить заново из камня. Для этого он пригласил мастеров-архитекторов из трансильванской Быстрины, которые обучались у итальянских зодчих.

20-метровой высоты крепость стоит в излучине Днестра. Она обра­щает на себя внимание необычным видом. Как правило, крепости были прямоугольной или квадратной формы. Сорокская же крепость не имеет аналогов в странах Западной Европы. В плане она круглая с четырьмя круглыми и одной прямоугольной (входной) башнями. Крепость в те времена была практически неприступной. Ее стены на своем долгом веку видели татарские орды, турецкие полчища, польское воинство. Во время Прутского похода Петра I Сорокская крепость стала опорным пунктом русской армии.

Недалеко от крепости на гранитном обелиске выбиты слова: «Здесь молдавский народ в 1711 году встретил русскую армию, вступившую на молдавскую землю согласно договору, заключенному Дмитрием Кан­темиром с Петром I для совместной борьбы против Оттоманской Порты.

Сороки. Памятник в честь вступления дружественных русских войск в Молдавию во время Прутского похода 1711 года.

 

Опасаясь роста национально-освободительного движения в Дунайских княжествах, Турция изменила форму назначения господарей на молдавский престол. Если раньше госпо­дарь избирался местными боярами и татем утверждался в Стамбуле, то теперь, после Прутского похода, место господаря становится предметом купли-продажи фанариотов — греческих купцов и ростовщиков, проживавших в богатом квартале Стамбула     Фанар.

С установлением турецко-фанариотской системы правления усилилась эксплуатация народа. Чтобы уплатить огромные налоги (они достигали 10-30 золотых в год с крестьянско­го двора), приходилось продавать на рынке все самое необходимое, голодать. Фанари­оты же чувствовали себя полными хозяевами. Поскольку султан продавал престол только на три года, они стремились та это время рассчитаться с империей по выплате дани, «окупить затраты» по приобретению престола (то есть взятки высшим турецким чиновни­кам) и как можно более обогатиться самим.

Усиление фанариотского гнета сопровождалось ростом освободительной борьбы крестьян. Народные мстители-гайдуки наносили удары по отрядам татар и турок, громили усадьбы местных бояр. Эти действия нередко перерастали в народные восстания и жес­токо подавлялись угнетателями. Активно боролся молдавский народ против захватчиков и в ходе русско-турецких войн.

Во время войны 1735—1730 годов русскую армию пополнили тысячи молдавских добровольцев. Ее численность особенно возросла после вступления русских на террито­рию Молдавии в июле 1739 года. Русская армия взяла крепость Хотин, а потом вошла в Яссы, торжественно встреченная жителями.

Митрополит и его окружение в ходе переговоров с главнокомандующим армии выра­ботали проект договора о переходе Молдавии в русское подданство, который отвечал чаяниям большинства населения княжества. Однако создавшаяся международная обста­новка вновь не позволила довеете переговоры до конца. Австрия, которая в 1737 году вступила в войну с Османской империей на стороне России, вынуждена была заклю­чить сепаратный мирный договор с Турцией, после чего мир заключила и Россия. Согласно договору ей возвращался Азов, но русская армия должна была покинуть Молдавское кня­жество. И вновь вместе с ней в Россию ушло много молдаван, и вновь, как и после пре­дыдущей войны, турки и татары подвергли население кран грабежам и насилию. Однако эта война способствовала укреплению русско-молдавского братства по оружию, прибли­жала час освобождения.

Рост экономической мощи России и укрепление ее международного авторитета после победы в Семилетней войне (1756—1762) вызвали у султана большие опасения. Стремясь воспрепятствовать желанию России выйти к Черному морю. Порта по наущению Франции и Австрии развязала в 1768 году новую войну. В сентябре следующего года русская армия вновь захватила крепость Хотин, вошла в Яссы, а затем в столицу Валахии — Бухарест. Повсюду народ встречал ее как армию-освободительницу.